5 главных художественных романов 21 века. Их стоит прочесть каждому

0
5073
views

Несмотря на то, что современный человек все чаще предпочитает книге другие источники информации и развлечения, количество выходящих новинок ежегодно только растет. Даже подкованные в вопросе литературные критики не в состоянии переварить весь этот объем, а людям, которые просто время от времени хотят почитать интересную историю, разобраться в обилии ширпотреба и редких жемчужин на полках магазинов и вовсе не представляется возможным.

Сегодня поговорим о пяти главных романах 21 века, с которыми стоит ознакомиться каждому культурному читателю.

Дорога – Кормак МакКарти

Кормак МакКарти, вероятно, крупнейший из ныне живущих писателей на Земле – в поддержку этой версии выступает хотя бы тот факт, что жанров в которых он не поработал, уже практически не осталось. Вот и Дорога выполнена в, казалось бы, неподходящем для серьезной литературы постапокалиптическом сеттинге, но уже через несколько страниц декорации занимают отведенное им место заднего плана, а вперед выходит история отца и сына, которые пытаются выжить, спасти друг друга и чему-то научиться у незнакомого им поколения. Здесь нашлось место как библейским мотивам, так и массовой культуре, так что перед читателем разворачивается настоящая энциклопедия жизни будущего, которое наступает уже сегодня.

Осень – Али Смит

Сезонная тетралогия Али Смит стартовала Осенью, а выхода заключительного Лета ждет весь мир. Некоторые напрасно думают, что сила госпожи Смит заключается в тонком чувствовании важнейших событий эпохи, на фоне которых разворачиваются ее нехитрые истории о любви, жизни и смерти, но правда в том, что автор просто блистательно пишет. Небольшая по объему Осень проглатывается за присест даже если вы предпочитаете растягивать удовольствие и дело даже не в том, что хочется узнать, чем же все кончится. Все куда проще – книга создает ощущение диалога с умным, интересным и глубоким человеком, на фоне общего дефицита подобной литературы данная тетралогия выглядит оазисом посреди пустыни.

Волчий Зал – Хиллари Мантел

Исторический роман – не самое популярное чтиво на сегодняшний день, но дар работы со словом Хиллари Мантел и уникальный взгляд на многократно разобранные учеными события второй четверти 16 века в Британии позволили книге бить рекорды продаж на протяжении десятка лет. Подход автора стал полноправной частью исторической науки, несмотря на художественную форму произведения. Читатель встречает на страницах уже полумифических персонажей вроде Анны Болейн или Томаса Мора, а Кромвель здесь предстает не безжалостным диктатором, а защитником интересов нации. Волчий зал – первая часть трилогии и удостоился Букеровской премии в 2009 году, вторая часть повторила успех в 2012, а заключительная книга вышла в свет ровно год назад и ждет своего перевода на русский язык.

Поправки – Джонатан Франзен

Еще одно воскрешение порядком позабытого жанра – Джонатан Франзен, по праву занимающий место на Олимпе ныне живущих писателей, вдохнул жизнь в роман-эпопею. Здесь нет места набившим оскомину местечковым семейным драмам на фоне исторических катаклизмов, перед нами предстает вполне традиционная современная американская семья из нескольких поколений, которые де-факто живут в разных мирах – пока старшие до сих пор существуют в парадигме американской мечты и сопутствующих атрибутов успеха, более молодые члены семьи по полной вкушают горькую пилюлю левацкой идеологии, феминизма и глобализма. Франзен – писатель-интеллектуал для интеллектуалов, но это не мешает каждому найти в его романах, выходящих раз в десять лет, что-то близкое лично ему.

Моя борьба – Карл Уве Кнаусгор

Проблемы книги начались с названия – такое же носила автобиографическая работа одного художника из Германии, который однажды решил, что некоторые нации достойны большего чем другие. Кнаусгор тоже пишет автобиографию, правда она не нацелена на убеждение окружающих в собственной правоте или попытки подогнать теорию под практику. Автор просто выплескивает все содержание, пусть даже самое несимпатичное, на страницы книги, а уж оценивать его личность предстоит читателю. Настолько откровенных романов, пусть и облеченных в художественную форму, мир не видел ни до, ни вряд ли увидит после.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here