5 реальных историй о крушении Титаника. Трусость руководства, смертельный оркестр и «непотопляемая»‎ Молли

0
1241
views

Крушение “Титаника” – одна из мрачных страниц человеческой истории. Но, как и в любой масштабной катастрофе, там нашлось место всем – храбрецам и трусам, эгоистам и альтруистам, богатым и бедным. Большинство людей знает о Титанике благодаря одноименному фильму Джеймса Кэмерона. Великий режиссер провел немало времени в архивах, изучая произошедшее под микроскопом и пытаясь воссоздать события, пусть и не без художественной обработки.

Поскольку в фильме перемешалась правда и вымысел, вам наверняка интересно узнать, что происходило на борту судна в тот роковой день на самом деле. Рассказываем.

Господа вперед

Владельцем судна была компания White Star Line, а руководил ей после смерти отца Джозеф Исмей, отправившийся в первое и последнее путешествие своего детища с другими 2207 пассажирами. После спасения, Исмей в компании еще ряда сильных мира сего заявили, что покинули корабль на последней шлюпке и всячески помогали окружающим спастись, но вот незадача – свидетелей оказалось больше, чем хотелось бы, а потому истории о том, как чванливый хозяин убеждал капитана увеличить скорость в опасном районе и сел в первую же шлюпку, приказав отчаливать, когда та не заполнилась даже на половину, всплыли в прессе довольно быстро. Репутация мультимиллионера была разрушена, а оставшуюся жизнь он предпочел провести вдали от публичности.

Умереть Джентльменом

Все наверняка помнят момент в фильме, когда ряд высокопоставленных особ, предпочитает отдать свое место нуждающимся, а сами отправляются курить сигары и пить виски, ожидая неминуемого конца, предварительно одевшись в смокинги. Сложно поверить, но и это правда, так поступил, например, Исидор Штраус, один из богатейших людей Соединенных Штатов, который уступил место в шлюпке прислуге и расстался с собственной жизнью, будучи уверен в том, что 67 прожитых лет ему достаточно. За ним последовала и его жена, отказавшаяся оставить любимого наедине со смертью. Подобные случаи были отнюдь не единичны – слово джентльмен тогда еще чего-то стоило.

Эта музыка будет вечной

Один из самых трогательных эпизодов катастрофы – оркестр, играющий во время царящей вокруг паники. Никто из музыкантов не выжил, но они и не старались – осознав, что являются единственными, кто может хоть как-то благостно повлиять на окружающий хаос, эти отважные люди продолжали играть даже когда судно практически полностью ушло под воду. Перед смертью руководитель коллектива Уоллес Хартли прокричал: “Господа! Я прощаюсь с вами”, а спустя десять дней его тело было обнаружено с привязанной к груди скрипкой. Инструмент, к слову, недавно продали с аукциона за 900 тысяч фунтов. Смерть во время реализации своего истинного призвания – многим остается о таком только мечтать.

Мы в ответе за тех, кого приручили

Двумя наиболее трагическими фигурами в судьбе Титаника являются, пожалуй, капитан и главный конструктор судна. Оба приняли удар судьбы стоически, отказавшись покидать корабль и до последних мгновений пытаясь помочь окружающим хоть чем-то. Томас Эндрюс, по проекту которого и было создано это чудо света, сохраняя холодный рассудок сбрасывал в воду все, что могло послужить в качестве плота и продлить жизнь людям, оказавшимся в ледяной воде, хотя бы на время. За столь самоотверженное поведение пресса по обе стороны Атлантики восторгалась его мужеством и альтруизмом на протяжении многих лет, а сам факт его жизни и смерти бросил тень на всех выживших мужчин, которые предпочли спасать свою сытую и роскошную жизнь, глядя как женщины и дети вокруг гибнут сотнями.

Не судите по обложке

Маргарет Браун до катастрофы слыла если не чокнутой, то женщиной экстравагантной – тусовщица и гость всех вечеринок с кучей прогрессивных убеждений, казавшихся на ту пору дикостью для аристократки и наследницы миллионов своей семьи. Правда высокоморальные матроны бились в истерике и требовали предоставить место в шлюпке их домашним питомцам, а Молли принимала самое деятельное участие в эвакуации как на Титанике, так и после – попав в шлюпку к рулевому, который и был у штурвала в момент столкновения с айсбергом, она не моргнула глазом в ответ на его истерику, а методично помогала занимать места без суеты и лишних движений окружающим.

Когда история непотопляемой Молли стала известна широкой публике, движение за эмансипацию получил второе дыхание, ведь все поняли что храбрость и трусость не являются производной от пола.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here